Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

художник

ПОСТ АПОКАЛИПСИСА


                                       


 Хмурое утро. На календаре 20-й год от Рождества Христова. Пасха, Страстная седмица, а церкви пусты. Завтракаю: Яичница из яичного порошка, морковный чай с сухарем из пайка. Надеваю маску и очки-консервы, иду на службу. У меня пропуск от ГУП ЧК, но сегодня патрулей что-то не видно. Впрочем, туман скрывает конец улицы, может, еще и встречу.

 По вечерам казачьи разъезды гоняются на пустырях за нарушителями комендантского часа. Казаки на лошадях кажутся какими-то всадниками Апокалипсиса: конь рыжий, конь блед... Кого догонят, нагайкой перетянут по спине, а то и стрельнут для острастки.

 Репродукторы на столбах вещают то очередное обращение к гражданам нашего дорогого генерал-президента Независимой Уральской Республики, то выученные уже наизусть инструкции, как не заразиться либерализмом в наше непростое (а когда оно было простым?) время, "'последних дней донца", как писал пролетарский поэт Маяковский.

 На углу улиц Карла Маркса и Ленина расстреливали двух спекулянтов, пойманных с поличным. В рюкзаках обнаружены 20 пакетов гречки, мироеды продавали народный продукт по 50 тыс рублей за пачку. Правда, рубли нынче сильно девальвированы, но все же надо же совесть иметь же... Два скупых выстрела из калашников эхом раскатились по пустым улицам. Трупы спекулянтов сунули в черные полиэтиленовые мешки и бросили в труповозку.

 Мимо прошла бабка с лыжными палками и в противогазе времен первой мировой - с "хоботом" - гофрированная трубка засунута в карман. Бабка тяжко, с хрипом дышала, видимо забыла открутить заглушку на конце трубы.

 Сворачиваю на проспект имени "Народного гнева 6 июля". Мимо танка, замаскированного под памятник танку. На противоположной стороне проспекта гигантское полотнище с поясным портретом генерал-президента Адама Голощекова, висевшее на растяжках на торце здания Совнаркома, трепеща под ветром, издавало звук, похожий на шумные аплодисменты ликующей толпы.

 Плакат был оформлен просто и доходчиво. Широкая мозолистая ладонь профессионального военного приложена к седеющему виску в приветственном жесте. Лаковый козырек форменной фуражки забралом прикрывает узкий медный лоб. Металлическая добротность лица, строгий взгляд, который так обожает плебс. И лаконичный лозунг, брошенный в массы новым вождем уральской нации на каком-то выступлении, ставший девизом страны и руководством к действию: "Любовь - это орудие совершенствования расы" за подписью Голощекова, хотя это была цитата из П. Успенского.

 Придя на службу, долго мою руки под краном, намыливаю дегтярным мылом положенные 20 секунд и смываю холодной водой. Потом поливаю водой цветок на подоконнике и отряхиваю пыль с рогожки, которой прикрыт моноблок старенького компьютера. Теперь это экспонат давно ушедшей эпохи.

 Сажусь за стол, выкладываю на потертое зеленое сукно конторскую книгу. Слюнявлю огрызок химического карандаша...

 День начался.
художник

Откуда взялось воинское приветствие "Отдать честь"?




Идешь на бой - лицо открой!
Вот смелости начало.
Своей рукой над головой
Я подниму забрало.

В. Медведев, "Сверхприключения сверхкосмонавта"



Знаете, а над этим вопросом я раньше как-то и не задумывался - откуда взялась эта довольно странная манера современных военных приветствовать друг друга, "взяв под козырек"? Не самый банальный жест, согласитесь. Ладно бы руку вверх вскидывать или пяткой себя в грудь бить - оно еще как-то понять можно. Но резко поднимать ладонь выше уровня бровей, почти касаясь козырька фуражки, и какое-то время ее там придерживать? И считать это за воинское приветствие? Такое с перепугу не выдумаешь, согласитесь. Обязательно должна быть какая-то предыстория.





Collapse )
художник

В жанре абсурда




ФЛУКТУАЦИЯ


Окончив передавать шифровку в Центр, Штирлиц снял антенну с дерева, отнес передатчик в багажник, накрыл его ковриком с портретом Гитлера. Потом сел за руль и включил зажигание. Усиленный мотор его "Хорьха-853" заурчал ровно и мощно.

После того, как радистка "вышла из строя" и советский резидент Исаев, он же штандартенфюрер Штирлиц, остался без связи, ему самому приходилось отправлять радиограммы в Центр. Вот и сегодня после сеанса связи, состоявшегося в глухом лесу под Берлином, Штирлиц возвращался мягкой лесной дорогой.


Collapse )
художник

Война и актеры

Они сражались за Родину





Думаю, никто не удивится, услышав, что среди советских актёров было немало ветеранов Великой Отечественной войны, фронтовиков, сражавшихся на полях этой страшной войны. В этой подборке фронтовые фото актёров, объединённых не только войной. Все они объединены одним фильмом - "Бриллиантовая рука"


Collapse )
художник

Запретное оружие средневековья





Почему запрещали стрельбу из арбалетов


Различные оружия, работающие по принципу арбалета, известны еще с древних времен. В Средневековье, однако, широкую популярность дальнобойное оружие получило в XII столетии. К этому времени практически все армии были знакомы с арбалетами и вполне успешно применяли их на полях сражений. Особую эффективность оружие показало во время осад замков и укрепленных городов. Как защитники, так и штурмующие замок воины, используя щиты или крепостную стену в качестве прикрытия, вели огонь из арбалетов.


Их ключевое отличие от луков состоит в том, что для более или менее эффективной стрельбы из первых не требовалось длительных тренировок и огромного практического опыта, как для стрельбы из вторых. Теперь любой простолюдин мог сразить рыцаря на расстоянии одним нажатием спускового механизма.



Collapse )
художник

Жан Поль Бельмондо, револьвер и Путин

Наши либералы и Запад обвиняют Путина, что своей презентацией нового российского оружия, он угрожает Западу. В связи с этим мне вспомнился эпизод из французского фильма, кажется, "Профессионал". Там  герой Жана-Поля Бельмондо просто расстегнул куртку, и стала видна рукоятка огромного пистолета. Этого жеста оказалось достаточно, чтобы бандиты, которые хотели напасть, ретировались.
Угрожал Бельмондо бандитам?

Collapse )
художник

Необычные военные доспехи

Доспехи, которые кажутся странными, но реально применялись в прошлом

Тяжелые кирасы, устрашающие маски и замысловатые названия — создание доспехов долгие столетия оставалось искусством, призванным защитить воина, подчеркнуть статус, а иногда и запугать противника. Талант и фантазия оружейников прошлого не перестают удивлять и в XXI столетии.

Collapse )
художник

(no subject)

Наглядный показатель цивилизованности - отношение к пленным...
Во времена наполеоновских войн допрашивать пленных никому в голову не приходило....
Ведь что такое допрос?..
Collapse )
художник

Как сбили лётчика-шпиона Ф. Г. Пауэрса


Пауэрс, Фрэнсис Гэри


Фрэнсис Гэри Пауэрс (англ. Francis Gary Powers; 17 августа 1929 -  1 августа 1977) - американский лётчик, выполнявший разведывательные миссии для ЦРУ.

  Пилотируемый Пауэрсом самолёт-шпион U-2 был сбит во время полёта под Свердловском 1 мая 1960 года. Пауэрс выжил, был приговорён советским судом за шпионаж к 10 годам лишения свободы, но позже обменен на советского разведчика Рудольфа Абеля, разоблачённого в США.


  1 мая 1960 года Пауэрс выполнял очередной полёт над СССР. Целью полёта была фотосъёмка военных и промышленных объектов Советского Союза и запись сигналов советских радиолокационных станций. Предполагаемый маршрут полёта начинался на военно-воздушной базе в Пешаваре, проходил над территорией Афганистана, над территорией СССР с юга на север на высоте 20000 метров по маршруту Аральское море - Свердловск - Киров - Архангельск - Мурманск и завершался на военной авиабазе в Будё, Норвегия.
 


622

Пилотируемый Пауэрсом U-2 пересёк государственную границу СССР в 5:36 по московскому времени в двадцати километрах юго-восточнее города Кировабада, Таджикской ССР, на высоте 20 км. Collapse )
художник

Три самурая

Однажды я шел по дороге из Киото в Кобе. При мне была легкая дорожная сумка с фамильным гербом и верный катана, унаследованный от отца. Стояло солнечное утро, день обещал быть знойным. Но кроны деревьев, росших по обочинам, смыкались над головой подобием свода, создавая благодатную тень. В легком верхнем кимоно мне было совсем не жарко. Дорога, по которой я шел, пролегала между речушкой и склоном горы, заросшим кустарником.

При подходе к повороту дороги, обзор которой заслонял склон горы, мне послышались голоса. Я остановился, прислушался, нет, вроде голоса не слышны, только где-то в высокой  сухой траве негромко и монотонно покрякивал коростель. Дойдя до поворота, я увидел людей. Это были три самурая из неизвестного мне клана. Они стояли на дороге: двое справа от центра, тритий слева от центра дороги, сам центр был свободен.

Один из тех, что стоял справа, говорил по мобильнику, второй самурай, стоял рядом с ним, смотрел на говорящего и, кажется, пытался вникнуть в разговор. Третий не слушал, глазел по сторонам. Это вполне могла быть засада, одна из тех засад, о  жертвах которых иногда сообщали  черными иероглифами на желтой бумаге.

Пока они не увидели меня, я мог повернуть обратно, но бусидо воина не позволяло мне проявлять трусость, подобно простолюдинам. Приближаясь к ним, я подумал, что физиономии у них самые что ни на есть разбойничьи, таким темным личностям ничего не стоит убить меня и сбросить труп в речку. Но я представил, как будто иду по городской улице среди толпы мирных горожан и стражников-асигару, вооруженных дзиттэ*.

[*оружие в виде двузубой железной "вилки". Использовалась полицией эпохи сёгуната Токугавы для захвата меча разбушевавшегося (обычно пьяного) самурая].

Твердым шагом я прошел по центру дороги, который был свободен, глядя прямо перед собой, положа ладонь на длинную рукоять катаны.

Спиной я чувствовал их взгляды, словно касались меня острые концы клинков. Но с каждым моим шагом давление этих сабельных взглядов становилось все слабее и, наконец, когда я скрылся от них за следующим поворотом дороги, давление пропало. Однако я не расслаблялся, потому что они могли передумать, как это часто бывает, и броситься в погоню. Я прибавил шаг, но погони не было слышно, и вот уже показался рынок в Кобе, цель моего путешествия.

В следующий раз, подумал я, поеду на трамвае, а по этой глухой дороге ходить зарекся.