художник

Excelsior!

                     



Владимир Евгеньевич КОЛЫШКИН Печатался в журнале "Вокруг Света" (N12, 1997 г. Тайна сэра Генри Моррисона"), в московских журналах: "Навигатор игрового мира" (N1, 2000 г. "Исповедь летчика истребителя"), "Игромания" ("Взрослые игры"); в альманахе "Лабиринт", "Лавка фантастики", "Искатель" (N2, 2002 г. "Золотой дядюшка").

В прежней своей профессии - художник. Работал на заводах художником-оформителем.

Начинал писать как фантаст, постепенно склоняясь к детективно-приключенческому жанру с мистическими элементами.

В последних своих работах докатился до реализма. Правда, иногда с элементами абсурда.



Мои работы:

РОМАНЫ * ПОВЕСТИ * РАССКАЗЫ

Карикатуры: тушь, перо, шариковая ручка, карандаш

Рисунки:тушь, перо, акварель, карандаш



Космический комикс



    Фантастические романы                                                                                               Мистический триллер



         



   



                             



       
художник

+31: Пляжный сезон в Перми открыт




В Перми замечен резкий рост заболевания ковидом. Вот откуда всплеск.  Такая жара. Пермяки массово пошли на речки, озёра, моря и океаны.
Не дождавшись окончания первой волны ковидлы, люди стали нырять, подныривать, изучать. Мотовилихинский пруд. Глубина около 4.5 м. На поверхности лежат три женщины. Головой вверх, попками вниз. Они какие-то несовременные, потому что я не могу подплыть снизу. У них длинные хорошие ноги, и они своими ногами меня как бы отталкивают.
Вот жеж ж.
художник

Протесты в США

Рука Москвы в беспорядках найдена!








Верхняя часть тату, скорее всего, "Днепропетровск".
У парня корни где-то там.
художник

Хроники чумы XXI века

Который день у нас безоблачное небо, солнце зажигает +26. Никто не соблюдает изоляцию, на улице полно людей, поток машин... теплый ветер, пыль и жара.
художник

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.






"Поэт в России больше, чем поэт". И часто - пророк.


В 1970 году, ровно 50 лет назад, Иосиф Бродский написал стихотворение, которое мало кто знал, а ныне ставшее популярными, не побоимся этого слова, культовым.


Обратите внимание на последнее слово - вирус.


Стихи замечательные, рифмы не стандартные, как всегда у Бродского - гениального поэта.


Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно - возглас счастья.
Только в уборную - и сразу же возвращайся.


О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком.
И про отношения с противоположным полом:
А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.


Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более - изувеченным?


О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.


Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.


Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.
Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.
художник

Самоизоляция

На улицу все больше выходит людей. Хотя недавно хвалили Пермь за соблюдение самоизоляции. Но люди устают и чувство опасности притупляется.

Вчера ходил за водой, шёл мимо почты. еще пару дней назад соблюдали дистанцию, на почту пускают по одному, остальные ждут на большом крыльце, хорошо рассредоточившись.

А вчера уже стоят на лестнице впритык друг другу. И все старички. Для них очередь не очередь, если не дышишь соседу в затылок. Какой тогда смысл в пропуске по одному, если они на улице стоят в очереди плотно? Идиоты.
художник

ПОСТ АПОКАЛИПСИСА


                                       


 Хмурое утро. На календаре 20-й год от Рождества Христова. Пасха, Страстная седмица, а церкви пусты. Завтракаю: Яичница из яичного порошка, морковный чай с сухарем из пайка. Надеваю маску и очки-консервы, иду на службу. У меня пропуск от ГУП ЧК, но сегодня патрулей что-то не видно. Впрочем, туман скрывает конец улицы, может, еще и встречу.

 По вечерам казачьи разъезды гоняются на пустырях за нарушителями комендантского часа. Казаки на лошадях кажутся какими-то всадниками Апокалипсиса: конь рыжий, конь блед... Кого догонят, нагайкой перетянут по спине, а то и стрельнут для острастки.

 Репродукторы на столбах вещают то очередное обращение к гражданам нашего дорогого генерал-президента Независимой Уральской Республики, то выученные уже наизусть инструкции, как не заразиться либерализмом в наше непростое (а когда оно было простым?) время, "'последних дней донца", как писал пролетарский поэт Маяковский.

 На углу улиц Карла Маркса и Ленина расстреливали двух спекулянтов, пойманных с поличным. В рюкзаках обнаружены 20 пакетов гречки, мироеды продавали народный продукт по 50 тыс рублей за пачку. Правда, рубли нынче сильно девальвированы, но все же надо же совесть иметь же... Два скупых выстрела из калашников эхом раскатились по пустым улицам. Трупы спекулянтов сунули в черные полиэтиленовые мешки и бросили в труповозку.

 Мимо прошла бабка с лыжными палками и в противогазе времен первой мировой - с "хоботом" - гофрированная трубка засунута в карман. Бабка тяжко, с хрипом дышала, видимо забыла открутить заглушку на конце трубы.

 Сворачиваю на проспект имени "Народного гнева 6 июля". Мимо танка, замаскированного под памятник танку. На противоположной стороне проспекта гигантское полотнище с поясным портретом генерал-президента Адама Голощекова, висевшее на растяжках на торце здания Совнаркома, трепеща под ветром, издавало звук, похожий на шумные аплодисменты ликующей толпы.

 Плакат был оформлен просто и доходчиво. Широкая мозолистая ладонь профессионального военного приложена к седеющему виску в приветственном жесте. Лаковый козырек форменной фуражки забралом прикрывает узкий медный лоб. Металлическая добротность лица, строгий взгляд, который так обожает плебс. И лаконичный лозунг, брошенный в массы новым вождем уральской нации на каком-то выступлении, ставший девизом страны и руководством к действию: "Любовь - это орудие совершенствования расы" за подписью Голощекова, хотя это была цитата из П. Успенского.

 Придя на службу, долго мою руки под краном, намыливаю дегтярным мылом положенные 20 секунд и смываю холодной водой. Потом поливаю водой цветок на подоконнике и отряхиваю пыль с рогожки, которой прикрыт моноблок старенького компьютера. Теперь это экспонат давно ушедшей эпохи.

 Сажусь за стол, выкладываю на потертое зеленое сукно конторскую книгу. Слюнявлю огрызок химического карандаша...

 День начался.